ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

«Б: БОЛЬ, БРАВАДА, БЕЗОПАСНОСТЬ»

* часть шестая (начало)

 

часть62_12

Леонард Вулф писал: “странно, но ужасная сердечная боль отступает, когда ноет четвертый палец на правой ноге”.

Его жена проплыла по реке Уз с карманами, полными камней, а Леонарда волновали тесные ботинки. В юности я это не очень понимала, но потом что-то стало проясняться.

Потом мне исполнилось сорок, мы вышли на тропу святого Иакова — и я ощутила с неженкой Леонардом небывалое родство.

Боль в пешем походе — это такая же приятная тема для разговора как погода и еда. Всем и всегда есть что обсудить: мозоли, забитые икры, ноющую поясницу, горящие квадрицепсы, спазмированные ягодицы, онемевшие плечи, сгоревшие носы, почерневшие ногти, хрустящую шею, укусы и расчесы, вывихи и растяжения, боль стреляющая и ноющая, ночная и утренняя, привычная и острая.

Как говорила моя бабушка — “ну не понос, так золотуха”.

часть62_6

Мы сразу разрешили себе немножко ныть и жаловаться. Иногда с места в карьер, а иногда с предупреждением — извините, девочки, я поною.

Это не всегда помогало, потому что девизом нашей группы было: “не упоролся — не прошел!”

Поэтому боли было полно, самой разнообразной.

Женька пыхтела на долгих изматывающих подъемах — “а если у нас ничего не будет болеть и отваливаться, зачем мы вообще сюда пошли? Нет боли — нет радости!”

Кира бормотала, лежа на газоне, в четырех км от Viana do Castelo — “а я же могу не наступать на мозоли, а, допустим, немножечко ползти оставшиеся километры? как будто я очень религиозный паломник..”

Юка говорила на подступах к Сантьяго-де-Компостела — “у меня полные ботинки боли и даже нет сил поныть”.

А я думала — это хорошо, что у меня болит колено, значит, мы прошли уже 20 км, колено не врет. Значит, скоро добредем, уже скоро.

часть62_9.jpg
на болевом привале не всегда удавалось сделать радостные лица

Только боль останавливала нас от безумных идей вроде “идти по 40 километров без подготовки”. Когда выходишь утром из альберг, и каждый раз видишь перед собой океан, рассвет, мосты, дороги, других паломников — кажется, что ты можешь вечно идти, идти, идти и вообще не останавливаться.

А потом перестаешь мечтать и поднимаешь рюкзак (охаешь), натягиваешь кроссовки (материшься), начинаешь подъем в гору (задыхаешься), спускаешься по скользким камням (мечтаешь лечь и катиться).

И уже через пару часов говоришь — извините, девочки, я поною.

“Мне нужно было набраться терпения и стойко переносить боль, которая при каждом шаге отдавалась во всем теле. Тем не менее я верил, что, если я продолжу идти, боль в конце концов уйдет в землю через подошвы новых башмаков. Так в Средние века люди верили, что, если спать, положив ноги на спину собаки, ревматизм перейдет из твоего организма в ее тело”. Рюфен Ж.К., “Бессмертным путем Св. Иакова”)

часть62_11
Женька пыталась фотографировать всех скрюченных старушек (даже если они шли не в камино, а в магазин) и все время сокрушалась, что мы не можем их догнать

Камино — это вам не Аппалачская тропа, не ультрамарафон через Долину Смерти, не Continental Divide Trail.

Для бывалых походников камино — легкая прогулка, но мы не бывалые, не туристы, не геологи, и даже не проводили совместные тренировочные занятия.

Мы — обычные люди без особых навыков выживания, несмотря на то, что Женька ночевала с оленями и ездовыми собаками в тундре, Юка встретила своего Костика в лесу, а Кира годами разговаривает со строителями и прорабами на понятном им языке.

 

часть62_10

 

Но все-таки мы, все четверо, считаем себя социально адаптированными личностями и нежными фиалочками. Поэтому я попросила девочек занести свои данные в общий гуглдок.

— Зачем это? — спросила Женька. — Зачем тебе наши паспорта, визы и страховки? И зачем еще контакт кого-то в Москве, “кому можно позвонить, если что”. Что — что?!

— Чтобы было кому распорядится твоим телом или его транспортировкой в Москву.

— Это мы что ли ЛИСТОЧЕК СМЕРТИ заполняем? Я еще ботиночки не сносила, а мое бездыханное тело уже в Москву отправляют?!

Но Женька, конечно, все заполнила.

Зато, когда мы потеряли Киру в лесу, Юкосик говорила — ну ничего, зато мы знаем кому звонить, ЕСЛИ ЧТО.. теперь главное — найти ее бездыханное тело и накричать на него!

часть62_8

Совместный гуглдок — отличная противотревожная вещь.

Во-первых, если у вас спиздят сумку с документами, то есть с чем идти в полицию. Ведь в этом файле вы сохранили фото первой страницы заграна и страницы с визой.

Во-вторых, если вы потеряете все свои кредитки и (одновременно) утопите телефон, друзья все равно помогут заблокировать ваши карточки, потому что номера горячих линий для блокировки и номера карточек есть либо в гуглдоке, либо у контактного лица.

В-третьих, если вы исчезли с радаров, то все, кому вы заранее расшарите свой маршрут (с номерами рейсов, днями прилета и вылета, предположительными адресами ночевок) — могут начать вас искать.

В-четвертых, если с кем-то из походной компании что-то случится, то в этом файле вы, этакие умняшечки, заранее сохранили данные всех медицинских страховок и телефоны страховых компаний, контакты семьи или ближайшего друга, свою группу крови (если она не на рукаве), свои серьезные диагнозы, сильные аллергии на лекарства (вписывайте сразу международное название действующего вещества).

В-пятых, в файл можно добавить вообще все нужное:

  • ссылки на сайты со списком альберг и маршрутом
  • короткий список важных фраз на португальском и испанском
  • место и время встречи (если как мы, летите из разных городов к месту старта)
  • где купить симку на первые дни, какой тариф выбрать
  • на каком транспорте доехать до снятой на первый день квартиры
  • где в Сантьяго-де-Компостела распечатать посадочные талоны на факинг Raynair

часть62_13

Да, я в курсе, что я — тревожный параноик, мне говорили.

А еще я люблю, когда все собрано в одном месте, есть план А и план В и не нужно в чатике извиняться за то, что опять спрашиваешь одно и то же.

Еще я люблю читать истории про выживание, смотреть как Беар Гриллс пьет мочу и ест мышей, и как поисковые отряды Лизы Алерт находят и спасают людей, которые “просто вышли в лесок погулять”.

часть62_7
отличный текст как выжить, если потерялся

Маленький скаут внутри меня надеется, что когда-нибудь каждый ребенок и каждый взрослый будет знать: как оказывать первую помощь, как выжить в лесу, как сохранять свое здоровье в городе, как правильно есть, пить и тренироваться в любых условиях, как дышать при панических атаках и как зажарить змею, как собирать аптечку и грибы, как обезвредить пьяного гиганта и как заткнуть токсичного болтуна.

Много чего полезно знать человеку, но иногда стоит начать хотя бы с пары предложений на языке той страны, где вам придется зайти в аптеку или супермаркет.

А вам придется.

Например, я видел в Стране Басков одного пожилого итальянца. Этот очень достойный человек, несомненно занимавший важную должность на каком-нибудь предприятии или в университете, настойчиво пытался положить на прилавок аптеки свою окровавленную ступню — зловонное поле сражения, воронки которого были защищены бесполезными кусками лейкопластыря, влажными от пота и грязи. Бедные аптекарши громкими криками на испанском языке пытались отговорить его от этого намерения. Их лица выражали глубокое уныние…” (Рюфен Ж.К., “Бессмертным путем Св. Иакова”)

часть62_1
а некоторые пилигримы доносят свои мозоли до Финистерры и там делают ТАК (извините)

Ладно, не будем снова возвращаться к мозолям, ведь есть еще диарея, отравление, перегрев, аллергия, укусы насекомых. Но мне писать про аптечку скучно, поэтому внизу текста будут две ссылки с вариантами на случай походных проблем.

Я же собираю мешок с лекарствами, руководствуясь всего пятью правилами:

  • представляю, что приступ астмы, отравление, кровотечение, температура и вывих голеностопа — все это случилось одновременно, посреди леса, в воскресенье вечером. ну и сразу понятно  — зачем мне заворачивать ингалятор в гомеостатическую губку
  • все должно соответствовать требованиям ручной клади
  • все, что куплено по рецепту — упаковывай с рецептом
  • не сделал нужные прививки — возьми средства быстрого реагирования, чтобы дотянуть до врача, если что
  • в любую поездку (в любую) беру что-то острое, что-то стерильное, что-то спиртовое
часть62_2
некоторые знают меня так хорошо, что видят насквозь даже из Израиля

— Смотрите, а сейчас покажу — как хорошо можно расслабить спину, — говорю я, и аккуратно наклоняюсь прямо с рюкзаком.

Я сгибаю колени и тянусь руками к земле, 10 кг рюкзака стремятся туда же и мягко вытягивают мне позвоночник, все мое напряжение стекает в нагретую траву, и мои плечи уже чувствуют как…

Как через секунду я всеми руками, головой и рюкзаком впилюсь в плодородный галисийский огород.

часть62_5

За две недели пути мы придумали десятки способов расслабиться с рюкзаками. Мы клали на них ноги и ложились спиной, облокачивались и повисали, использовали как подушки и фитболы, делали на них шавасану посреди леса и растягивали грудные мышцы. Мы подтягивали их повыше и спускали ниже ягодичной складки, мы затягивали бедренные крепления до хруста в костях и выбрасывали еду, чтобы стало полегче.

Но после 20-30 километров спины все равно ныли, а плечи отваливались.

И гарантировано срабатывал только один способ — снять рюкзак в альберге и не вспоминать о нем до утра.

Поэтому на вопрос “как набить рюкзак до отказа, но чтобы спина не уставала” я дам универсальный ответ — никак.

часть62_4

В книге Мета Фитцджеральда “Как сильно ты этого хочешь?” написано, что есть два способа соревноваться: все тщательно рассчитать и максимально подготовиться к старту, чтобы прийти к финишу с запасом сил, или же — выйти как есть и использовать весь запас  своего неподготовленного тела, почти умерев на финише, но не сдавшись.

Какая из двух групп эффективней и чаще побеждает? Да без разницы.

Это просто 2 разных способа делать что-то. Один предполагает больше боли в подготовительном периоде, другой — в процессе соревнования.

Камино — это, конечно, не забег и не тур де франс, но и здесь по одной дороге идут и мускулистые красавцы, и старушки с костылями (нет, не с посохом паломника, а прямо с костылями); здесь варикозные толстячки обгоняют японцев в компрессионных гольфах; здесь  пенсионеры из ЮАР легко уделывают девушек в беговых шортах; здесь люди с огромными мозолями карабкаются по лесным тропам следом за профессиональными велосипедистами.

Выходите на дорогу в любом состоянии — все равно будет больно.

часть62_3
на камино даже каштаны кричат от боли, значит, и мы будем

Зато на камино нормально ныть, жаловаться незнакомым людям, фотографировать мозоли, писать на фейсбуке “не могу идти” и все-таки идти дальше.

Мы тоже ныли, жалели друг друга, вскрывали мозоли и мазались звездочкой, пили терафлю и снотворные, покрывались герпесом и волдырями, солнечными ожогами и аллергической сыпью.

И шли.

И нам немного помогали заповеди камино (наши, Костика и вообще всего пилигримьего братства):

  • Нет боли — нет радости
  • Не упоролся — не прошел
  • Иди сколько можешь, потом лежи сколько хочешь, а потом вставай и снова иди

 

А ТЕПЕРЬ ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ:

  1. Приложения Яндекс Доктор  и DOC+ , если вам нужна срочная онлайн-консультация врача посреди леса
  2. Книга про боль, порезы, ожоги, страдания
  3. Курсы первой помощи, например
  4. Как выбрать медицинскую страховку 
  5. Как  с этой страховкой обращаться 
  6. Как собрать аптечку  (советы от инфекционистов)
  7. Аптечка от трушных походников (олдскульная)
  8. История как Юка встретила Костика (правда в лесу)
  9. Что взять с собой, если вы тоже пошли в лес

 

*** часть седьмая