** глава предыдущая, седьмая, темная

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

“Х: ХЛИВКИЕ ШОРЬКИ”

часть8_28_утка.jpg
надменные утки камино норте

“Альбатросы и пингвины — вот птицы, которых я бы убивать не стал” 

Брюс Чатвин “В Патагонии»

У чайки были мутные глаза (да и в целом лицо, уставшее от жизни). У нас же была целая бутылка вина и желание сфотографироваться в последний день у океана. Мы прошли мимо, чайка замерла на песке.

— А если она умирает? — спросила Женька, и мы с Юкой мысленно застонали (ну и немножко вслух). Чайка выглядела не ахти, а Женька сегодня еще никого не спасала, и у нее был социальный зуд.

— Даже если она решила умереть, ты не сможешь ее отговорить от этого, — сказала я, — не сегодня. Сегодня мы выпьем на берегу и уйдем спать. Без чайки!

— Да, но… — сказала Женька, и Юкосик испуганно подняла лапки. — Ну хорошо-хорошо, НЕ СМОТРИТЕ ТАК! Я не буду брать ее с собой, злые вы люди. Просто могу полить ее водой.

— Чтобы она захлебнулась и перестала страдать? — понимающе спросила Юка. — План отличный, но у нас нет воды.

Мы стояли на берегу океана с бутылкой вина и пироженками и вообще-то собирались отдохнуть перед рывком к испанской границе.

— Давайте тогда выпьем быстро эту бутылку, я наберу воды из океана и понесу бедной чаечке, — сказала находчивая Женька и сделала чайке знак “не бойся, Волункова спасет тебя”.

часть8_17_дарвин
лица Женьки и ее кота Дарвина, когда им некого спасать

Бля, подумала чайка.

И мы немедленно погуглили: “как утопить чайку”, и “пьют ли чайки соленую воду”, и “чайки-убийцы”, и “как чайки умирают”, и…

Кстати, внезапно оказалось, что пьют, потому что “эволюция снабдила этих птиц специальной надглазничной железой, которая удаляет соль из крови чаек и выгоняет ее в виде очень соленой жидкости через ноздри”.

— Будешь вся в соплях, — сказала я, но у Женьки уже был специальный спасательный взгляд, которым она прикидывала — за сколько секунд мы сможем освободить бутылку.

—  Я не планировала сегодня захлебываться вином ради чайки, — сказала Юкосик, — спаси ее как-то не за наш счет, а?

Женька еще раз сказала, что мы злые и не быть нам в гринписе, а вот она с орнитологами жила и птиц трогала, и теперь не может равнодушно пить, когда чайка там лежит, кстати, дайте-ка глоточек, изверги, а потом решительно взяла коробку из-под пирожных, которыми мы закусывали вино, и пошла к чайке.

— Держись, птичка, — сказала Юка и отхлебнула красного.

— Она все-таки сейчас сюда ее принесет, чтобы умирать было веселей, — предположила я. — Чтобы социальный журналист Волункова прошла мимо смерти? Да никогда!

часть8_30_пляж
пляж чайки джонатана ливингстон

Но Женька решила держать чайку подальше от наших шуток и начала делать ей “домик от солнца” из коробки с пирожными (неважно, что вечерело, смеркалось, подмораживало). Коробка была маловата, и чайка сразу превратилась в печального Кума Тыкву, выглядывающего из трех кирпичей.

Шли прекрасные закатные часы, мы пили, заходили в воду, фотографировались, смотрели на закат через вино. Женька периодически бегала проверяла — шевелится ли птичка. Чайка косила на юного орнитолога мутным глазом из-под коробки и никак не умирала.

Когда мы уходили с пляжа, Женька набрала воды в бутылку и вылила чайке на голову. Такой уж человек наша Женька — если она решила кого спасти, то ничем ее не остановишь.

Это про Женьку писал Брюс Чатвин — “он любил одиночество, птиц, простор и здоровый сухой климат”. Только Женька любит тундру, мерзнуть и интервью со слепыми старушками.

часть8_29_бутылка.JPG
та самая спасательная бутылка юного орнитолога

— А я хочу ослика, — вдруг сказала Юка. — Ослик — это хорошо, он идет тебе тихонечко, несет твои вещи, цокает копытами.

— Разве ты  Иисус, чтобы по святым местам на ослике шастать? — сказала я. — И вообще ослики жрут, гадят и пахнут.

— А знаешь, как они кричат? — сказала Женька. — Орут ужасно, болеют, ссут на твои рюкзаки — я в инстаграме читала, между прочим. С осликом в альбергу тебя не пустят, будешь спать на земле в своем шелковом вкладыше!

часть8_26_ослик.JPG
ослик, Юкосик, Овьедо, север

— А я бы лучше пошла со своими собачками, — сказала Кира, — Домино бы уже всю Португалию обежала и обратно примчалась, а Кевин бы… ну ладно, Кевин бы меня немножко проклял, у него же лапки коротенькие.

— А я бы взяла с собой Лавра Георгича, раз вы не даете мне идти с осликом. Вы не знаете, улитки хорошо переносят самолеты? 

— А я бы взяла с собой Дарвина, он бы офигел и все время бы смотрел на меня вооот такими глазами!

часть8_31_глаза дарвина
да любой бы офигел от камино (фото Женьки)

Мы взбирались на очередной затяжной подъем, и скучали по своим животным. У каждого дома осталась минимум одна живая душа с лапками. Поэтому девочки поочередно бросались ко всем свиньям, собачкам, слизням, козам и лошадям, игнорируя правила безопасности и гигиены.

Особенно Женька часто тянула руки через все заграждения под током, через заборы и прутья — лишь бы достать лошадку, корову и котика. Как ей за два камино не откусили руки — большая загадка.

часть8_3_женька и корова_юка
я кричала Женьке про рога, Юка фотографировала, а любительница коров продолжала лезть через все ограждения

“Перед тем как отправиться в дорогу, изучая Путь по документальным свидетельствам, я прочел много встревоживших меня рассказов о собаках. Некоторые паломники, вернувшись домой, приносят с собой устрашающие описания своих встреч с этими животными. Я спрашивал себя, как бы я поступил, если бы оказался рядом с теми молоссами, от которых спасались эти люди, по их словам. Повезло мне или я преувеличивал опасность? Во время моего путешествия я часто слышал собачий лай, но, как правило, внешний вид собак был гораздо менее впечатляющим, чем их голос, и в большинстве случаев они находились за решеткой или стеной. Я встретил немало тощих дворняг, смешных шавок и старых псин. Должно быть, все опасные собаки уже сожрали столько паломников, что объелись и умерли от расстройства пищеварения”. (Рюфен Ж-К. Бессмертным Путем св. Иакова)

часть8_16_собака
иногда собаки боялись нас больше, чем мы их

Мы четверо были немного похожи на безумное семейство Даррелов, где у каждого — своя странность и слабость.

Кира с тоской смотрела вслед любым собакам, даже если они облаивали нас хриплыми арестантскими голосами. В Португалии собаки повсеместно вскакивали на заборы, свешивались с них недовольными бабками, лаяли на нас с крыш и с подоконников, ворчали из будок и повизгивали из-под столов. Но обычно это все были довольно небольшие лохматые собачки, никаких устрашающих волкодавов.

часть8_20_собаки на заборе.JPG
португальские собаки на крышах и заборах — это не преувеличение, и иногда они все-таки бывают большие

Зато в Испании как-то сразу начались таблички “пилигрим, неси с собой палку и будь осторожен”, а утробный лай собаки Баскервилей несся  из-за каждой глухой стены.

Но на любой страшный вой Кира сочувственно отвечала “ох, бедная собаченька, сидит там всеми днями за забором, скучает, бедняжка, ну пойдем с нами гулять, пойдем, красавица”. Вой становился все более устрашающим, а Кира безмятежно шла вдоль забора и говорила  — вот бы сейчас ее выпустить побегать. Мы смотрели на Киру и немедленно ускорялись.

А вот зато котики, говорила Женька мечтательно, ни на кого не лают, а только мурчат и пушатся. Котики, говорила она так, чтобы Кира не слышала, ГОРАЗДО ЛУЧШЕ СОБАЧЕК!

часть8_5_котик дедушки.jpg
день, когда в награду за голод и лишения на обед нам достался котик, дедушкины помидоры с луком и бутылка белого

И тут навстречу нам выходил очередной португальский котик и смотрел суровым деревенским взглядом. Киса-киса-кисонька! — говорила Женька заискивающе и начинала медленно красться к котику, фальшиво улыбаясь. Ну иди-иди-иди ко мне, я тебя поглажу — медово ворковала она, пока котик поднимал ногу и смотрел на нее как на говно. За три метра до котика Женька подбиралась как заправский киднепер, и тут котик, наконец, понимал к чему дело клонится и начинал стремительно пятиться к своему дому.  Женьки голос тут же терял нежность, она обидчиво говорила — ах ты сука, ты что ж, не хочешь, чтобы я тебя погладила?! — и бросалась наперерез котику. Тот одним прыжком взлетал на забор, шипел и растворялся в кустах, бросая Женьку, полную любви и нерастраченной нежности.

Дальше мы шли под ее разочарованный бубнеж про то, какой у нее дома милый Дарвин, и какие в Португалии (а потом — в Галисии, в Кантабрии, у басков, в Астурии, далее — везде) неприветливые сволочи под видом котов.

— Женька, ну может эти котики травмированы другими приставучими пилигримами, — утешала ее Юкосик,  — может дело не в тебе.

— Конечно, не во мне! Все котики мира идут ко мне в руки, и только тутошние выкобениваются, — говорила Женька негодующе.

— Ну или ты обрушиваешь на них слишком много любви, они не успевают подготовиться… — продолжала Юка, но видела Женькин взгляд и тут же переобувалась, — да нет, нет,  просто они сволочи и дураки!

часть8_4_котики подозревают
драгоценные секунды перед тем, как и эти котики бросятся врассыпную

А через час на дорогу выходил следующий котик, и все повторялось. Два похода подряд, ежедневно. Котики улепетывали, Женька гналась и кричала, мы воспитанно делали вид, что не замечаем безнадежной невзаимности.

Но однажды, среди испанских огородов, Женька сумела схватить и прижать к себе белую кошечку, которая оторопела так, что даже не вырывалась. Со счастливым лицом, вцепившись в животное, Женька пошла с ней по дороге, отмахиваюсь от наших предположений, что мы зачем-то уносим кошечку все дальше и дальше от родного дома. Я только немножечко понесу ее и все, говорила Женька голосом невменяемого от счастья человека, ой, смотрите, у нее лапки розовые, а она сама такая чистенькая.

часть8_9_белая кошка
счастливый вор галисийских котиков

Кошечку спасло только то, что из дома выбежала старушка и начала трясти рукой и кричать, чтобы мы немедленно вернули ее животное. Котика пришлось отпустить, сердце Женьки разбилось (снова).

А потом ее встретил дома Дарвин своим фирменным взглядом “ты опять чужих  трогала? уходи!”.

часть8_1_дарвин

Но безумный дух Даррелов вселился не в одну Женьку.

Вот Юкосик — вроде бы давний друг улиточек, у нее дома годами живут толстые оглоеды-ахатины, которых она моет под краном и выстилает им путь салатными листьями. Ни один носитель панциря не смог бы ее заподозрить в двуличии и коварстве. А зря.

2019-09-04 16.30.37.jpg
Бебидочка и Прохибидочка думают, что у них самая добрая в мире хозяйка. ну-ну…

Одним рассветным утром она нежно уговаривала улитку с высокого куста пойти с ней до Сантьяго, а потом полететь в Москву, где “у тебя будет свой угол в Измайлово”. Улитка не особо сопротивлялась, и Юка несла ее, с обещаниями и посулами, примерно 10 минут, пока мы не встретили белую лошадь. Лошадь была тихая, красивая и освещенная утренним солнцем. Юкосик сразу полюбила лошадь и начала искать угощение, но оказалось, что мы слишком много едим и совершенно не думаем о лошадях.

часть8_13_лошадь

— Ну вот попробуй тогда, похрусти, тебе понравится, — сказала Юка и протянула лошади улитку, которую уже почти удочерила и  прописала в Москве.

— Юкосик! Как ты можешь? Ты унесла ее от дома и семьи, заговорила зубы! Ты же ей ОБЕЩАЛА!

— Но ведь лошадь такая красивая, а этих улиток — по десять на каждом кусту, — сказал наш улитолюб без тени раскаяния.

Улитку мы все-таки оставили у забора, а не во рту лошади, но доверие к Юкосику было несколько подорвано. 

«Его любимым выражением было concha de cotorra, что значит «попугаева п…а» Брюс Чатвин “В Патагонии»

часть8_22_юка и овцы.JPG
а когда никого не надо было скармливать лошадям, Юка бросалась к овцам (фото Киры)

Я вообще сначала хотела назвать эту главу “ЛЮДИ, ЛОШАДИ, ЛЮБОВЬ”, но вспомнила про улиточку и передумала.

Зато еще вспомнила:

  • про то, как мы увидели невероятно огромную свинью и Юкосик закричала  “смотрите-смотрите, какой ХАМОН!”
часть8_23_хамон.jpg
девочки впервые увидели свинью, за которой можно играть в прятки
  • про то, как Женька запрещала нам по 10 раз в день фотографировать коров, а потом увидела крошечных мохнатых теляточек на пастбище и сама наснимала сто тысяч видео

часть8_15_корова

  • про то, как Кира долго рассказывала нам, как скучает по своему домашнему зверинцу, а потом без паузы говорит — вот бы сейчас к ним перенестись, пока они там водку в Ашане покупают! … Ээээ, ты это про своих животных? — острожно уточнили мы. Да, про них, — рассеянно откликнулась Кира, — это они на дачу собрались, а меня с ними нет, а они уже вон тележку вина и водки купили, вот и оставь их там одних (ладно, оказалось, что она говорила про друзей, но все равно было смешно)
часть8_2звери_кира
— водка?! — как бы недоумевает все Кирино семейство
  • А еще мы видели медитирующего козла, который смотрел в небо, опираясь на вывернутые к земле рога, и ему было хорошо

часть8_12_ягнятки

  • А еще мы видели крошечных ягняточек, стадо лам на выпасе, микропоросяток и одну ужасно деловую собаку, которая посреди маленькой деревни бежала с таким видом, как будто на почту опаздывала. А потом с таким же видом бежала мимо нас обратно, как будто почту уже получила и — ой, ну все, только зря торопилась!
часть8_8_ламы
мы ежедневно клялись друг другу не залипать у лам и коров, но…
  • А однажды мы шли по Кантабрии в беспроглядный дождь и увидели стадо совершенно неподвижных коров.

— Это рекламный щит или скульптуры, — сказала Женька, — коровы не могут стоять настолько неподвижно.

— Это зомби-апокалипсис, — сказала Юка, которая всегда к апокалипсису готова, но хотела бы обойти его с другой стороны холма.

И только, когда мы подошли прям совсем близко, мы поняли, что это все-таки живые коровы, которые даже немного жуют свою жвачку, но — да, стоят тихо, не шевелятся, не переминаются и даже почти не дышат, пока дождь стекает по их шкурам и мордам широкими полосками.

Это было самое странное стадо, которое мы видели. И я почему-то вспомнила как Карлис Улманис, латвийский диктатор начала ХХ века, сочинял лозунги вроде “в телятах — наше будущее!”. Хотя на самом деле плакат “плодитесь коровы, жизнь коротка” из ста лет одиночества был бы здесь куда точнее.

часть8_14_телята

“Я считаю, что Бог, в своей бесконечной мудрости желая сделать нашу жизнь сносной, даровал нам три утешения: надежду, чувство юмора и собак, и самое большое из них — конечно, собаки”  Робин Дэвидсон “Путешествия никогда не кончаются”

А еще мы видели собак-пилигримов, которые несут на себе микро-рюкзачки с собачьим кормом и спят в альбергах так тихо, что зоопсихологи бы заплакали от умиления.

часть8_24_собака-пилигрим.JPG

А если собака-пилигрим не может идти, потому что у нее лапки, то хозяин берет ее и несет на себе сколько нужно, даже если это собака — большой старый лабрадор. И человек несет ее очень медленно, потому что это тяжело. А собака вздыхает ему прямо в ухо, и он чуть поворачивает голову, потому что щекотно. И они идут медленно-медленно по нагретой дороге, а мимо проходят пилигримы со своим “бон камино”, и собака тяжело дышит, и человек тоже дышит тяжело, но несет, и они оба приходят в альбергу поздно, и едят разогретую еду из микроволновки, одну на двоих, и ложатся спать, только собака — на своем мягком коврике, который человек тоже несет на себе, хотя каждый лишний килограмм в камино хочется выбросить. И завтра они опять пройдут мало и медленно.

Удачи, ребята, увидимся на площади Обрадойро.

часть8_25_собаки в сантьяго.JPG

В общем, иногда  мы видели столько любви, что даже сердце немного сбоило, потому что в реальной жизни как-то забываешь, что  love is all around. А это правда так.

Тем более, что внутри каждого из нас есть тотемное животное, и оно тоже откликается на любовь.

часть8_18_тревожная овца

Тревожная_овца_с_лапками внутри Юкосика.

часть8_6_сова

Взлохмаченная_сова внутри Женьки.

часть8_19_бэтмен

Мой личный Бэтмен.

часть8_31_кира

И маленький_художник Киры.

часть8_32_граффити.jpg
а как-то мы нашли наш групповой портрет под португальским мостом

Мы всех взяли с собой, никого не смогли оставить дома. И тоже несли их до самого Сантьяго, а потом — до самой Финистерры, чтобы и они увидели край земли и океан.

Ведь каждое животное должно быть выгуляно как следует, даже если оно внутреннее.

часть8_28_котик финальный.JPG
и даже на краю земли ни один котик не будет в безопасности

ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ

  1. Робин Дэвидсон “Путешествия никогда не кончаются” 
  2. Женя Волункова — текст про велосипедное путешествие с таксой 
  3. Брюс Чатвин “В Патагонии” 
  4. Брюс Чатвин “Тропы песен” 
  5. Петер Вольлебен “Духовный мир животных”
  6. Женя Волункова и ее жизнь с орнитологами 
  7. Дженифер Аккерман “Эти гениальные птицы” 
  8. Чарльз Дарвин “Кругосветное путешествие на корабле Бигль”
  9. И просто все книги семейки Дарреллов и сериал про них